Туристический портал

Форма входа

Поищем?

Архив сайта

Главная » 2010 » Март » 16 » Мерседес, Вольво и другие любовницы Марселя – часть 1
14:10
Мерседес, Вольво и другие любовницы Марселя – часть 1


Где-то к северу от города Цумеб в северной Намибии заканчивается немецкая зона влияния (Намибия - бывшая колония Германии, прим. ред.). Я снова оказался в настоящей Африке, неорганизованной, грязной, полной жизни. После нескольких неуклюжих попыток со стороны ангольских стражей границы выудить у меня взятку, я пересек границу и был тут же атакован толпой молодых менял.

Внутри грязного внедорожника сидел толстый белый мужчина с кислым выражением лица. Места ему явно не хватало, и руль врезался в его рыхлый живот. Он сказал, что отвезет меня в город Ксагонго и угостит там пивом. Мне эта идея понравилась, хотя я и не совсем себе представлял, где это Ксагонго находится. Огромные поля, поросшие сочной травой, светились розовыми тонами в лучах заходящего солнца, а огромные баобабы возвышались над равниной, словно окаменевшие монстры. По дороге нам встретились всего несколько домов, но толстяк уверил меня, что совсем рядом, в буше, можно найти несколько сотен маленьких глиняных домиков. Ангольцы научились держаться подальше от дороги за те долгие 30 лет, что в стране шла гражданская война.



Танк в цветах

Я приехал в Анголу в тот день, когда здесь отмечали пятилетнюю годовщину прекращения боевых действий. Пять лет назад Жонас Савимби, глава группировки УНИТА (повстанческая организация, боровшаяся за полную независимость Анголы с 1975 по 2002 гг., прим. перев.), был найден и уничтожен, что стало сигналом к окончанию войны. Сейчас о той войне уже почти ничего не напоминает. Единственное, что я увидел, это старый ржавый танк, затерявшийся в океане сумрачной дымки. Мы свернули с пыльной большой дороги к небольшому бару, где я отблагодарил толстяка за поездку кружкой янтарного пива «Н-Гола».



Уличная торговля

Китайцы активно ремонтировали дорогу между Санта-Кларой и Ксагонго, но еще не положили последний слой асфальта. Видимо, таким образом они хотели удостовериться, что местное коррумпированное правительство им заплатит. Я сам не мог понять, был ли я удивлен или крайне обеспокоен той скоростью, на которой толстяк вел машину по 150-километровому участку пыльной дороги, покрытой рытвинами, словно оспинами. Толстяк работал на строительстве гравийных дорог в сельской части страны к югу от Ксангонго, и мне разрешили поставить палатку в лагере строителей. В лагере было около 15 дорожных рабочих, представителей народностей каванго и овамбо. С ними-то я и общался в последующие два дня. Толстяк же вернулся в Намибию, чтобы там вместе с семьей отпраздновать Пасху. Хоть Ксангонго и обладает спокойным очарованием села, но мне хотелось продвинуться как можно дальше вглубь страны, так что, проведя две ночи у костра, я распрощался с рабочими.



Китайцы и их дорога

После двух часов вялых попыток поймать попутку мне, наконец, удалось остановить белый пикап с ангольской семьей. Я не понял ни слова из того, что сказал мне мужчина за рулем, но каким-то образом мне удалось договориться с ним о цене. Но перед тем как мы отправились в долгий путь по очень плохой дороге в город Лубанго, он остановился возле своего дома, чтобы пропустить пару бокалов виски со своими друзьями. Про себя я ненавидел его за то, что он пил виски. Лучше бы выпил я, тогда из него вышло бы больше толку. Я бы хоть успокоил свои нервы, потому что он водил гораздо хуже, гораздо быстрее и гораздо более безрассудно, чем толстяк.

Я сидел на заднем сиденье, вцепившись в дверь со всей силы, и два часа спустя, как только мы прибыли в небольшую деревушку, я первым делом метнулся в бар, где выпил три кружки пива. Мой водитель, его звали Марсель, выпил в общей сложности четыре с половиной кружки, две из них были им выпиты уже сидя за рулем. При этом он еще успевал ссориться со своей женой, объезжать огромные выбоины и переключать музыку на редких асфальтированных участках, на которых у проигрывателя прорезался голос. Играла кубинская и ангольская музыка. Специально для меня поставили «Бэкстрит Бойз». Когда он включил песню Ленни Кравица «Я хочу убежать», мне вдруг именно убежать и захотелось.

Когда мы добрались до Лубанго, я каким-то образом дал ему понять, что мне негде остановиться, и желания платить 50 долларов за проживание в какой-то потрепанной дыре у меня тоже нет. Он, в свою очередь, также намекнул, что в беде меня не оставит.



Мечты о собственном заводике

Я помог ему разгрузить две трети груза, который он привез в своей машине в дом жены. Там была китайская мебель низкого качества, игрушки для его четырех детей, дешевые фарфоровые собачки (все со сколотыми ушами), пошлые пластиковые цветы и огромное количество выпивки для него самого. Треть груза осталась в машине, и мой водитель сказал мне забираться внутрь. Мы поехали на другой конец городка, в пустую квартиру, где я ему помог разгрузить остаток - все тот же ассортимент товаров. Оказалось, что мы приехали в дом его любовницы Мерседес, от которой у него тоже был ребенок - двухлетний сын.

Категория: Оздоровительные туры | Просмотров: 141 | Рейтинг: 0.0/0

Ещё...

Приключения россиянки в Индии. Как вернуться домой?
Разделенная надвое страна – часть 5
Рай с битумными озерами и запахом серной кислоты – часть 1
Как отдохнуть в феврале
В Гондурасе и без туристов не плохо – часть 1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]